Предчувствие апокалипсиса 2


События Революции 1905-1907 гг. во всей полноте показали глубину внутренних противоречий Российской империи. Во-первых, Россия (за исключением отдельных праведников) утратила связь с Небом, то есть канал духовной подпитки народа был прерван. Реформа Никона и превращение Романовыми церкви в часть государственного аппарата разрушила проект «Святой (Светлой) Руси», «Града Китежа». Отсюда и равнодушие основной части народа к судьбе духовенства и к разрушению церквей и монастырей, превращению их в хозобъекты после 1917 г.

Во-вторых, русская цивилизация во времена Романовых пошла по пути западных держав, попав под влияние западной культуры. Это было следствие отказа от своего проекта («Светлой Руси»). В результате Запад методом «культурного сотрудничества» вырастил в Российской империи прозападную, космополитичную элиту и интеллигенцию, которая знала немецкий, французский и английский, но на русском говорила плохо и нехотя. Подлинная русская история, которая могла способствовать появлению подлинной элиты, была заменена немцами и их последователями вроде масона Карамзина на германо-романский вариант, где славянам досталось место «диких варваров», которые получили государственность с Запада и из Европы заимствовали всё лучшее, что было в стране. Почти весь период истории Дохристианской Руси был предан забвению, объявлен «темными веками».

Понятно, что русский народ ещё рождал праведников, патриотов, героев, полководцев, настоящих рыцарей, полководцев, флотоводцев, научных гениев и выдающихся государственных деятелей. Такие люди и создали всё то хорошее, что связано с Российской империей. Однако если изучить их биографии, то очевидно, что почти всегда им приходилось действовать вопреки и под мощным давлением господствующей в стране системы, нравов. Так, Суворову пришлось продавливать свои методики практически под видом юродивого. А после его ухода они были похоронены (только отдельные полководцы пытались продолжить суворовскую школу). Причем его методики создания армии «чудо-богатырей» начали уничтожать ещё при его жизни. Ушаков и Нахимов насмерть бились с порочной практикой превращения матросов в крепостных, а это была система, которой они бросили вызов. Невельский и Муравьев-Амурский присоединили к России устье Амура, Уссурийский край вопреки воле косного и прозападного бюрократического аппарата. Причем пришлось лично вмешаться императору Николаю I: «Где раз поднят русский флаг, там он спускаться не должен». Российская бюрократия давила Резанова и Баранова, которые пытались закрепить русские позиции в Русской Америке и в итоге «слила» наши земли в Америке.

В-третьих, проект Романовых привёл к образованию двух «народов» — прозападной элиты, дворянства, обслуживающих их социальных групп и собственно простого народа (крестьяне, рабочие, ремесленники, большая часть мещан). Можно выделить и «третий народ» — старообрядцев. Все эти три «народа» жили в параллельных реальностях. Пётр I хоть и вестернизировал дворянство, но и заставил дворян служить России, учиться, воевать и умирать. Дворянство служило народу. Однако после его ухода дворяне постепенно добились вольности, которая сделала государеву службу не обязательной, а добровольной. И мобилизационное единство власти, дворянства и мужика, необходимое для выживания Руси, которая столетия отбивала вражеский натиск, распалось. Крестьяне не желали гнуть спину на паразитов, которые жили в своё удовольствие. Крестьянство ответило войной Пугачева. Бунт утопили в крови. Крестьяне затаились, но обид своих не забыли. Не зря во время революций 1905-1907, 1917 гг. крестьянский протест основывался на простом принципе: отнять и поделить. Крестьяне поколение за поколением помнили, что беззаботный мир высших слоёв основан на их крепостном рабстве и кабальном труде.

Около 90% населения России (крестьяне) жило своей жизнью, невообразимо далекой от Петербурга и крайне небольшой образованной прослойки. Её суть была в борьбе за урожай (любые негативные природные условия — засуха, сильные морозы и т д., приводили огромные массы людей на грань голода), труде от зари до зари без выходных и уклонения от властей, от которых ничего хорошего не ждали. При этом на тяжелом труде крестьянина было построено всё в Российской империи.

И плач по «России, которую мы потеряли», больше касается прозападной верхушки, которая была бесконечно далека от простого народа. До поры до времени население сплачивала доктрина «самодержавие, православие и народность». Однако «народность» была окончательно размыта бурным наступлением капитализма, который уничтожал оплот «старой России» — крестьянскую общину. «Православие» («славие Правды») похоронила казенная церковь, формальные обряды, не имевшие живой веры. Осталось только «самодержавие». Вера в «хорошего царя» держалась до последнего. «Кровавое воскресенье» нанесло сильный удар и по этой вере.

Революция 1905-1907 гг. показала, что значительная часть народу уже готова к большой смуте. Ситуация была на грани. Проект Романовых могла спасти только коренная модернизация: решение земельного вопроса; форсированная индустриализация с улучшением жизни и быта рабочих; ликвидация безграмотности, всеобщее начальное образование с постепенным внедрением среднего и развитием среднего профессионального и технического образования; упор на развитие науки и техники; продолжение масштабных инфраструктурных проектов, вроде Транссиба и т. д. При этом Россия должна была «сосредоточиться», то есть отказаться от любых внешних конфликтов. По примеру политики Александра III Миротворца. Российской империи нельзя было воевать с Японией и Германией. Эти конфликты противоречили национальным интересам и были в интересах Франции, Англии и США, которые стравили Россию с Японией и Германией.

В-четвертых, царская Россия по уши завязла в иностранных кредитах. Не зря некоторые исследователи считают, что в Первой мировой войне Россия отрабатывала кредиты Франции. В Российской империи не хватало капиталов и поэтому приглашали иностранных инвесторов, которые используя богатые природные ресурсы и дешевую рабочую силу, ежегодно вывозили огромные средства, которые необходимы были для развития страны. Россия отставала от Запада почти по всем статьям. У нас почти полностью отсутствовали или находились в зачаточном состоянии важнейшие и тогда передовые отрасли: автомобильная, авиационная, моторостроительная, химическая, тяжелое машиностроение, радиотехника, оптика, электрооборудование, приборостроение (всё это придётся создавать в сталинской России) и т. д. Всю отсталость Российской империи покажет Первая мировая война.

Схожая ситуация была и других областях. Петербург не смог русифицировать Царство Польское, Финляндию и Закавказье, имея огромную временную фору — десятки лет. Не был решён еврейский вопрос. Не смогли создать нормальную службу безопасности (вроде будущего советского ЧК-КГБ), которая ликвидирует «пятую колонну» и пресечет каналы влияния западных спецслужб и организаций. Подтачивали империю аграрный вопрос и рабочий вопросы.

На низком уровне стояло здравоохранение. К примеру, в 1913 г. холерой, дифтерией, чесоткой и сибирской язвой в России было поражено 12 млн. человек. На 10 тыс. человек у нас было всего 1,6 врача. То есть вчетверо меньше, чем в Америке, и в 2,7 раза меньше, чем в Германии. По детской смертности мы превосходили западные страны в 1,7-3,7 раза.

Серьёзные проблемы были в образовании. Расходы на образование росли, но число учащихся во всех учебных заведениях России в 1913 г. составляло 9,7 млн. человек (60,6 человек на 1000 граждан). В США, где училось 18,3 млн. человек, этот показатель был равен 190,6 человек на 1000 граждан. В России на 1000 жителей приходилось 1,7 школьного учителя, в США — 5,4. И это было время, когда образование стало важнейшим условием мощи государство и его экономической силы. Не зря уже Бисмарк назвал победителем в Франко-прусской войне 1870-1871 гг. немецкого учителя, который подготовил боеспособных и технически грамотных солдат. В Российской империи было всего 8 университетов, а в Германии — 22, во Франции — 14. В России было сильное высшее образование, но готовили в основном священников, богословов, юристов и филологов, а нужны были инженеры, врачи и агрономы. Бичом империи была неграмотность. У нас на 1000 человек приходилось только 227-228 тех, кто умел читать и писать. И это без учёта Закавказья и Средней Азии. Франция в это время имела 93% грамотность, Германия — 98%. Англия имела 816 грамотных на 1000 человек.

Понятно, что тогдашней России нельзя было воевать. Война вела к дестабилизации и так уже обветшалого здания империи. На Западе всё это видели и, реализуя проект нового мирового порядка, планировали разрушить Российскую империю, расчленить её и поглотить её по частям. При этом хозяева Франции, Англии и США (т. н. «финансовый интернационал», «золотая элита», «мировая закулиса», «глобальный предиктор и т. д.) умело стравливали цивилизации, которые могли вступить в стратегический союз и реализовать альтернативный проект глобализации.

Западная цивилизация изначально основывалась на паразитировании, высасывании чужих ресурсов, энергии. Это своего рода цивилизация-упырь, вампир.

К началу XX почти все территории на Земле были поделены и освоены. В Северной Америке быстрыми темпами росла Американская империя, «дочка» Британской империи. Австралия принадлежала британцам, как и Канада. Латинская Америка была сферой влияния Англии и США (они контролировали финансы и экономику), с остаточным влиянием Испании и Португалии. Раздел Африки почти завершили. В Персии обосновались британцы. Юго-Восточная Азия была поделена между Англией и Францией. Индия была колонией Англии. Китай превратили в полуколонию, как и Османскую империю, их готовили к расчленению и полному рабству. Япония была поставлена в зависимость от англосаксонского капитала.

Фактически единственной территорией, которую можно было освоить и поглотить, осталась Россия. Однако Российская империя имела мощную армию, а народе сохранился Русский дух, поэтому русские не раз давали отворот поворот незваным находникам. Хозяева Запада с древних времен использовали стратегию «разделяй и властвуй». Англия ловко применяла политику стравливания наиболее сильных континентальных держав. Поэтому в начале XX столетия использовали испытанную временем стратегию. Сначала стравили русских с японцами, а затем с германцами. Что в итоге привело к крушению Российской и Германской империй.

Таким образом, хозяева Англии, Франции и США стравили между собой и обескровили три державы, естественный союз которых мог привести к появлению в Евразии нового альтернативного глобального проекта. В Германии, России и Японии сохранялась древняя традиция сильной центральной власти (самодержавие) и военизированной аристократии с опорой на массы простого народа. Этим эти державы отличались от ростовщических, торгово-спекулятивных Франции, Англии и США.

Стравив Россию и Японию, хозяева Запада одновременно нанесли удар изнутри. Накануне русско-японской войны на Западе прекрасно знали, что общество в Российской империи не едино и нестабильно, что страна вступила в период, который может завершиться или развалом или преображением. Не были решены крестьянский, рабочий и национальный вопросы. Все отлично знали о российской интеллигенции, воспитанной на западных идеалах, которая ненавидела власть какой-то иррациональной ненавистью. Необходимо помнить, что именно российская интеллигенция стала одним из главных фактором возникновения революции в России. Либералы уже тогда считали честь и преданность Родине позорным архаизмом, считалось, что надо любить не Отечество, а абстрактный «народ».

На этом фоне в Российской империи позволили расплодиться массе всякой подрывной нечисти, «крысам» — эсерам-террористам, бомбистам, анархистам, народным социалистам, социал-демократам, бундовцам (еврейским социалистам), польским, финским, прибалтийским, закавказским социалистам, националистам. Все они выступали против империи. При этом практически все движения и группы революционеров получали щедрое финансирование из американских и европейских финансовых центров. А во время войны к финансированию революционеров подключилась и Япония. Органы же безопасности империи были поражены пассивностью, либерализмом и занимались всем чем угодно, кроме ловли лидеров и активистов революционных организаций. Во многом это было связано с безволием и нерешительностью верхушки Российской империи. Революционную заразу не решались вычистить из здания империи. Кратким глотком свежего воздуха была решительная борьба Столыпина.

Ярким представителем западных финансовых кругов был Яков Шифф. Ненавидя самодержавие за «угнетение» соплеменников, он организовал финансирование революционеров и террористов внутри России. На его деньги жили эсеры-террористы, которые развернули настоящую охоту на русских генералов, министров, государственных людей, на тех, кто ещё сопротивлялся революции, развалу империи. Используя своё влияние и связи, Шифф добился того, что кредит России везде оказался перекрытым. Япония же снабжалась финансами безо всяких ограничений. Её финансировали США и Англия.

Враги России весьма умело провели провокацию, которая стала поводом к Революции, организовав т. н. Кровавое воскресенье. Из-за спин мирных демонстрантов кто-то открыл огонь по солдатам. Когда на снег упали первые солдаты, рассвирепевшие войска открыли огонь. Провокация получилась славная. Царь в глазах народа превратился в трусливого убийцу, а стране началась кровавая смута. Схожие провокации мы увидим во время многих революций, переворотов в XX веке, а также во время «цветных революций» и «арабской весны» начала XXI века.

Российскую империю взорвали изнутри, использовав её слабости и болезни общества своих интересах. Нужно было только в нужный момент организовать несколько провокаций, вбросить деньги — для удара по самым болевым точкам, и ввести ударное ядро революционеров, агитаторов-пропагандистов. При этом хозяева Запада легко шли на контакт как с респектабельными масонами, либералами — известными адвокатами, банкирами, промышленниками, аристократами, так и откровенными террористами, убийцами, местечковыми националистами. Всё лишь бы уничтожить неугодную Западу страну-цивилизацию, лишь бы породить хаос и смуту в нужном месте планеты.

Первая попытка сокрушить Российскую империю не привела к успеху. Япония де-факто проиграла войну (хотя и выиграла во всех значительных сражениях, утопила и захватила русский флот), исчерпав все ресурсы, и вынуждена была искать мира, через посредничество США. Россия имела ещё внутренние резервы для борьбы с революцией. Простой народ («черная сотня») выступил в защиту царя. В армии нашлись жесткие и решительные генералы не побоявшиеся пролить кровь, чтобы остановить большую кровь. Правительство возглавил решительный и умный Столыпин, который предпринял последнюю попытку спасти империю.

Таким образом, Революции 1905-1907 гг. стоит рассматривать как спровоцированный с Запада процесс, с целью разрушить или ослабить Российскую империю. А также как пробный шар, который показал внутреннюю слабость России. Петербург не мог в условиях внешнего конфликта сохранять стабильность общества. В то же время эта революция показатель глубинных внутренних противоречий, которые накопились во время правления Романовых. Российская империя подошла к точке бифуркации (вилке), и могла или развалиться или преобразиться. Режим Николая II не смог этого сделать. Попытка Столыпина провалилась. Его не поддержала элита. В итоге великого государственного деятеля ликвидировали. Участие России в Первой мировой войне стало смертным приговором империи. Революция 1917 г. стала неизбежной.

Стоит отметить, что современная Российская Федерация в некотором отношении повторяет путь Российской империи, только процессы проходят намного быстрее. Взяв за образец проект Романовых, верхушка РФ по умолчанию подставила Россию под удар. Утрата связи с Небом (архаизация в виде роста роли христианского, исламского духовенства не имеет никакого отношения к добронравию общества); отсутствие своего проекта, программы развития; вестернизация, утрата «своего»; раскол общества на небольшую прослойку богатых и массы бедных; попытка значительной части «элиты» влиться в западную иерархию Нового мирового порядка; деградация культуры, образования, науки и медицины; зависимость финансов и экономики страны от Запада и Востока; деиндустриализация; вовлечение России в войну в Малороссии-Украине и на Ближнем Востоке, перспектива войны на Кавказе и в Средней Азии, конфликта с Турцией и Японией и т. д., всё это приводит Россию на грань новой геополитической катастрофы. Мы снова на точке бифуркации. Преображение — или развал и гибель.


Оставьте комментарий

Войти с помощью: 

2 мыслей про “Предчувствие апокалипсиса